Основные определения

Начнем с четкого ограничения задачи. Что мы хотим? У нас есть две задачи: задача анализа и задача синтеза:

Задача анализа. Мы хотим описать словами ряд принципов, по которым можно заранее определить, что покажется слушателю смешным, а что нет.

Если у нас есть такие принципы, то мы можем перебирать случайным образом различные варианты слов и действий и применять к ним такие принципы. Если ожидается, что очередной вариант покажется смешным, то мы смогли создать новое смешное. Такой подход, в принципе, действует, но он неэффективен. Потому, что разных вариантов очень много, и перебирать их можно слишком долго. Поэтому, мы формулируем еще одну задачу.

Задача синтеза. Мы хотим описать словами ряд принципов, по которым можно создавать новое смешное значительно быстрее, чем путем случайного перебора.

В конечном счете решение этих двух задач и составит искомую модель юмора или модель смешного.

Горький опыт говорит мне, что, когда заявляешь определенные цели, то люди стремятся добавить к ним свои, другие цели и утверждать, что вы “забыли” сделать то или другое. Поэтому я явно оговариваю, что помимо указанных задач анализа и синтеза смешного, никакие другие похожие задачи не являются целью данного повествования. Они могут оказаться по ходу дела случайно решенными полностью или частично. Но претензии по этим задачам не принимаются.

В том числе я не собираюсь решать до конца следующие задачи:

  • Добиться решения описанных задачи частично или полностью в виде формул или кода программ, потому, что это затруднит экспериментальную проверку предлагаемых принципов.
  • Выяснять биологические или медицинские аспекты, связанные со смешным. В том числе не рассматриваем стимуляцию смеха путем отравления алкоголем, наркотиками, эйфориками типа марихуаны, экстази или пропусканием электрических разрядов через соответствующие мышцы.
  • Подгонять решение задач анализа и синтеза смешного под принципы психоанализа.
  • Выяснять “суть” или “сущность” смешного, поскольку слова “суть” и “сущность” – являются пустышками, и основная цель их применения – увеличение количества словоблудия.
  • Исследовать, какую пользу приносит остроумие, и зачем вообще нужно смешное.
  • Исследовать, откуда взялся феномен смешного. Как в смысле биологической эволюции, так и исторически.
  • Собирать коллекцию анекдотов.
  • Развлекать вас остроумными шутками. К сожалению, все приведенные в качестве примеров шутки полностью или частично потеряют свое первоначальное, вызывающее смех действие. Этот неприятный феномен также будет учтен в решении задачи анализа.
  • Давать дополнительные объяснения, почему выбрана именно такая модель юмора. Единственное объяснение: она работает, и она кажется лично мне самой простой из тех, что работают.
  • Давать объяснения того, почему эта модель работает. Это – уже задача уровня 2, а туда мы не лезем.
  • Считать задачи анализа и синтеза единством и борьбой противоположностей. В них нет борьбы, и в них есть не противоположности, а различия.

Ответы на традиционные вопросы научного метода.

На вопрос о предсказательной силе ответ содержится в формулировке задач анализа и синтеза. Модель позволяет предсказать во-первых, будут ли для собеседника смешными конкретные слова или действия (анализ). Модель позволяет предсказать во-вторых, какие ваши действия будут чаще приводить к созданию нового смешного (синтез).

На вопрос о погрешности можно сказать: точность модели ограничивается в первую очередь различиями в психике людей и нашим неполным знанием об этих различиях. Например, мы можем ошибиться в своих прогнозах если неправильно догадаемся о наличии (или отсутствии) у нашего собеседника определенной моральной установки.

Способом фальсификации (опровержения) модели является обнаружение смешного, не согласующегося с моделью, или обнаружение несмешного, согласующегося с моделью. С учетом сказанного выше о погрешности. Способ верификации (проверки) модели наоборот, состоит в том, чтобы убедиться на разных примерах, что смешное согласуется с моделью, а несмешное – не согласуется. Таким образом, экспериментальная проверка модели доступна каждому (даже тому, кто не имеет чувства юмора).

Выше я старался все определять через понятие смешного. Пора определить и само смешное через непосредственно наблюдаемые глазами и ушами эффекты: смех и улыбку.

Смешным называется все, что вызывает у определенного человека улыбку или смех.

Как следствие, понятие смешного конкретизируется только тогда, когда явно говорится, кто именно улыбается или смеется. Тот человек, на которого направлено смешное, всегда должен быть упомянут явно или должно быть по контексту понятно, о ком или о каких людях идет речь. Этого человека или этот тип людей мы будем называть аудиторией или зрителями. Рассуждения о “смешном вообще” кажутся мне бессмысленными. Таким образом, понятие смешного относительно (аудитории). Слово “зритель” подразумевает зрение, а слово “аудитория” подразумевает слух (аудио). Но, как будет видно далее, нет принципиальной разницы между шутками, воспринимаемыми зрением и слухом. Поэтому везде, где мы будем для краткости говорить просто “аудитория” или просто “зрители”, мы будем подразумевать “аудитория или зрители”.

Если так определить смешное, то смешной будет даже щекотка. Она действительно вызывает смех. Значит щекотка – вид смешного. Мы избавляемся от лишних оговорок и трактуем слово “смешное” так буквально и так просто, как только возможно. Наверное, я еще не раз использую этот прием: буквальная трактовка многих слов приводит к более простым и понятным моделям. От этого они теряют некоторую поэзию и эстетичность, но ведь мы не собираемся напустить художественного тумана? Напротив, мы хотим развеять любой туман, даже красивый.

Слова “юмор”, “ирония”, “насмешка”, “сальность”, “ехидство”, “шутка”, “шуточка”, “анекдот”, “прикол”, “хохма”, “язвительность”, “сатира”, “поддразнивание”, “подколка”, “острота”, “комичное”, “комизм”, “остроумное”, “курьезное”, “забавное”, “прикольное”, “смехотворное” – представляют собой разные варианты понятия “смешное”. Они не означают одного и того же. Есть различные оттенки смысла и правила применения для каждого из них. Но эти различия не являются общепризнанными. Поэтому я не буду тратить время на то, чтобы ознакомить вас с моим личным пониманием, чем “подколка” отличается от “прикола”. Вместо этого я предлагаю вам, каждый раз, когда вы видите эти слова в моем тексте, понимать их точно так же, как “смешное”. А употребление разных слов считать просто желанием избежать корявости речи и бесконечных повторов: “смешно, смешное, смешного…”.

Реакцией или эффектом будем называть числовую величину, которая определяет, насколько энергично человек реагирует на шутку. Эта величина, в принципе, может быть измерена, как количество мышечной энергии, затраченной на улыбку, и смех. Наименьшая реакция соответствует едва заметному движению губы. Наибольшая – долгому хохоту с падением под стол. J

Бессознательным или подсознательным будем называть мысленное решение или действие X, если через несколько секунд после X человек не помнит о том, чтобы он за несколько секунд до X запланировал совершить это действие или обдумать это решение. При этом неважно, помнит ли человек само это X или узнал о нем косвенно (например, ему об этом сообщили). Говоря упрощенно, бессознательное – это то, что не запланировано сознательно непосредственно перед совершением.

ИНФОБИЗНЕС в сети