Радость

Радость – еще один простой вид смешного. Когда человек получает какое-либо удовольствие, то он может выразить радость улыбкой и смехом.

На примере Фрейда мы знаем, до каких невообразимых широт можно растянуть понятие “удовольствие”. Чтобы не попадать в ту же яму, мы прямо перечислим все то, что относим к удовольствиям. И в этот список не будем вводить абстрактные понятия типа “либидо” или “духовности”.

  1. “Чувственные” удовольствия. Сюда мы относим все удовольствия, которые следуют непосредственно от раздражения органов чувств. Слово “непосредственно” означает, что получение таких удовольствий возможно без какого-либо дополнительного сознательного обдумывания, размышления, рассуждения или воображения. Уточняем для каждого из пяти чувств:
    1.1. Осязание – сексуальное наслаждение, расслабление после большого физического напряжения, от ласки или массажа, отсутствие разных видов боли и недомогания.
    1.2. Вкус – наслаждение от пищи и питья.
    1.3. Обоняние – чистый воздух, приятные запахи и т.п.
    1.4. Слух – удовольствие от приятной музыки.
    1.5. Зрение – удовольствие от созерцания прекрасных женщин и мужчин (смотря кому что нравится), красивой природы, произведений искусства, архитектуры и дизайна. Известно также возбуждающее или раздражающее действие различных цветов и их сочетаний. Также из НЛП известно, что определенные геометрические и физические характеристики зрительных образов прямо влияют на психику.
  2. Удовлетворение оттого, что успешно достигнута намеченная цель.
  3. Облегчение оттого, что удалось избежать возможной опасности или неприятности.
  4. Отсутствие угрызений совести или возмущения.

Мы перечислили удовольствия. Нетрудно перечислить противоположные воздействия – неприятные ощущения, которые доставляют не радость, а грусть. Они, соответственно, не способствуют смеху, а наоборот, мешают. Мы опустили многие простые отрицательные эмоции. Такие, как зависть, муки жадности, ненависть, разражение, эйфория, страх. Все они уменьшают желание смеяться, а не помогают нам создать хорошую шутку. Поэтому мы не будем их рассматривать подробно.

С человеческой точки зрения никаких проблем с пониманием слов “радость” и “грусть” вроде бы не возникает. Дети выражают радость улыбкой и смехом, а взрослые – более сдержанно. На них этот тип смешного действует слабее. Но он все же вносит заметную поправку. Даже взрослый человек, испытавший радость по тому или иному поводу, находится, что называется, в хорошем настроении и энергичнее реагирует на другие виды смешного. А если у него горе или неприятности, то смех вызвать намного труднее.

Таким образом, в нашу модель вносится дополнительная поправка на радость. Поправка эта (как и поправка на рефлекторное смешное) тоже непостоянна, и ее непостоянство тоже моделирует разницу характеров. Если человек эпикуреец, то для него большую поправку вносят простые плотские удовольствия. Если сексуально озабочен – то сексуальные наслаждения, такой мужчина будет больше смеяться в обществе красивых женщин. Если человек – эстет, то для него важны физические наслаждения, связанные со слухом и зрением. Если человек, как говорится, “очень воспитанный”, то для него важно отсутствие угрызений совести; он не станет смеяться над тем, над чем “не полагается” или “неприлично” смеяться. Целеустремленные люди испытывают большой душевный подъем и становятся более смешливыми, если достигают каких-то целей. А люди, которые не уверены в себе, постоянно ждут от окружающих неприятностей, будут больше смеяться в доброжелательной атмосфере.

Теперь мы можем полностью вывести эффект ответного смеха. Человек придумал остроту и рассказывает ее, возможно, со вполне серьезным видом. Если аудитория смеется в ответ, то автор шутки тоже начинает смеяться или улыбаться (ответный смех). В этом эффекте складывается действие двух видов смешного. Во-первых, рефлекторная реакция смехом на вид смеющегося человека и звук смеха. Во-вторых, радость оттого, что достигнута цель: вызвать смех у другого человека. В-третьих, радость от облегчения, что удалось избежать возможной неприятности: вас не раскритиковали, не заявили вам, что ваша шутка тупая, плоская или пошлая.

Еще раз напомню о факторе новизны. Мы знаем о том, что существует эффект пресыщения удовольствиями. Он наступает далеко не сразу, очень медленно, но постепенно накапливается. Повторение удовольствия каждый раз дает все меньший результат, в том числе уменьшается способность стимулировать смех и улыбку. Со временем радость может угаснуть, сойти на нет или даже превратиться в раздражение. Но этот процесс очень медленный, несравнимо более медленный, чем в случае стеба и аникса. Скорость пресыщения – также является фактором индивидуальным. Это – еще одна черта характера, которую можно выразить количественно. Достаточно сказать, что пожилые люди на шутки реагируют намного спокойнее, чем люди среднего возраста, а те, в свою очередь, намного спокойнее, чем дети. Видимо этим фактором (уменьшением радости вследствие пресыщения) объясняется общее уменьшение смешливости по мере взросления. А по мере старения к тому же становятся все менее доступными ряд перечисленных источников радости. Так что неудивительно, что пожилые люди и старики чаще улыбаются, чем смеются.

Что касается искусственного интеллекта, то для него физические удовольствия или неприятные ощущения, очевидно, неактуальны. Компьютер, выражающий бурную радость по поводу резкого скачка напряжения в сети… хм. J Ничего невозможного, в принципе, даже очень просто, но забавно.

Одним из возможных определений разумности является способность к целенаправленным действием. А значит, как минимум способность распознавать достижение цели или целей. Удачное избежание возможной неприятности – это тоже достижение цели, но с логической операцией “не” в формулировке цели. Распознавание достижения цели выглядит как еще одна задача уровня 2. Очень важным случаем достижения цели является отмена запретов (об этом мы еще поговорим, рассматривая стеб).

И, наконец, понятие совести и возмущения. Эти понятия нам встретятся еще раз, когда мы будем говорить о стебе, и тогда мы рассмотрим их подробнее и формализуем.

На этом мы закончили рассмотрение примитивных видов смешного. Вероятно, из-за своей простоты определение этих явлений как типов смешного воспринимается как излишне буквальная трактовка понятия “смешное”. Тем не менее, наблюдения показывают: реакция на более сложные типы смешного – аникс, стеб и бунт – суммируется с этими, пусть и примитивными типами. И практически наблюдаемый эффект является суммой всех эффектов вместе.

Тем не менее, нельзя не признать, что сложные виды юмора ценятся обществом выше – это раз. Именно их без всяких оговорок относят к юмору – это два. И именно они считаются наиболее трудными для представления в виде достаточно формальных научных моделей – это три. Вот почему примитивным видам смешного посвящено по одной главе, а сложным типам юмора будет уделено гораздо больше внимания.

Смотри ранее

Продолжение следует

ИНФОБИЗНЕС в сети