Рефлекторное смешное

Это – простейший вариант непритворного смешного. Напомним вкратце идею рефлекса. Обычно это понятие у нас ассоциируется с “cобакой Павлова”. Ей показывали кусок мяса и включали яркую лампочку. У собаки выделялась слюна. Затем перестали показывать пищу, а только включали лампочку. Слюна все равно выделялась. Говоря просто, рефлекс заключается в том, что в ответ на привычные обстоятельства животное отвечает привычной реакцией. Рефлексы делятся на безусловные (врожденные) и условные (приобретенные). В данном примере выделение слюны при запахе пищи – безусловный врожденный рефлекс, а выделение слюны при включении света – условный приобретенный.

Механизм рефлексов используется для дрессировки животных. Одни животные поддаются дрессировке лучше, другие – хуже. Человека можно просто попросить что-то сделать. Но можно и выдрессировать. Причем, случаи дрессировки людей – явление весьма распространенное. Только люди смотрят на животных с высокомерием – “цари природы” и все такое прочее. Поэтому, дрессировку людей называют как-нибудь иначе. Чтобы не ущемлять самолюбие.

Например, в армии практикуется так называемая “строевая подготовка”. Военные не скрывают тот факт, что строевая подготовка необходима для поддержания и воспитания дисциплины. Но редко откровенно объясняют, почему именно так. А принцип прост: дрессировка. Солдат изо дня в день заставляют быстро и бездумно выполнять простые и абсолютно бесполезные действия: шаги, повороты, развороты. Как будто они не умеют ходить и поворачиваться. В условиях военных действий подобные физические навыки совершенно не нужны.

Но простые, бесполезные и безобидные движения, ровные ряды и красивая форма – это всего лишь кусок мяса. А что играет роль лампочки? А роль лампочки играет немедленное, автоматическое и бездумное подчинение в ответ на особые “командирские” интонации голоса. В боевых условиях это выглядит так: командир отдает приказ подобным голосом. Солдат немедленно, бездумно и автоматически исполняет приказ. Нетрудно понять, что результаты подобной дрессировки можно применять и во благо, и во вред. Но углубляться в рассуждения о политике – дело неблагодарное, так что перейдем к следующему примеру.

Еще один пример дрессировки: спортивные тренировки в единоборствах. Для успеха, скажем, в боксе важны не только крепкие мышцы и неутомимые легкие. Необходима еще быстрая реакция и точные движения. Тренер показывает спортсмену сначала медленно, как надо уклоняться от определенного удара. Если спортсмен в реальном бою начнет вспоминать все эти объяснения, то “огребет в рыло”. Он должен действовать автоматически. Рефлекторно выполнять маневр уклонения в ответ на какой-нибудь признак готовящегося удара. Рефлекс действует намного быстрее, чем сознательное действие и в этом – его несомненная полезность.

И последний пример дрессировки. Воспитание. Маленькому ребенку не хватает ума, чтобы понять, почему нельзя делать то, или почему надо сделать это. Ему при всем желании не объяснишь принципы электричества, почему не следует совать предметы в розетку. Можно сказать, что “тебя током убьет”, но как доказать, что именно так и будет?

Поэтому у ребенка вырабатывается рефлекс “слушай старших”, “папа никогда не врет” (то есть – “верь старшим”). Годы спустя, наступит жестокое разочарование: окажется, что папа врет регулярно, а мама любит отдавать глупые приказы. Но сейчас, пока он маленький, выработанный методом кнута и пряника рефлекс “слушать старших” много раз спасет ребенку жизнь.

Теперь, вы, надеюсь, поняли, что дрессировка людей – дело обычное и неизбежное, только оно обтекаемо именуется “воспитанием”, “тренировкой”, “дисциплиной” и “привычкой”. Смех – действие бессознательное, поэтому для него тоже возможна дрессировка; и смех может быть вызван простым механизмом рефлекса.

Безусловный рефлекс, вызывающий смех у детей,- реакция на щекотку. У взрослых он часто исчезает совсем, или реакцией становится не смех, а раздражение.

Условный рефлекс, вызывающий смех или улыбку,- реакция на зрелище других смеющихся людей или звук смеха. Когда смеется несколько человек, то окружающие тоже начинают улыбаться или смеяться, подчас вообще без какой либо иной причины. Известен прием, когда в нужных местах аудитории прокручивают звукозапись со “смехом зала”. Если к этому прибавить еще одну из причин притворного смеха (смеяться, чтобы другие не подумали, что “не дошло”), то получается сумма двух эффектов. Каждый из них может быть довольно слабым. Но в результате, когда они есть, то остается добавить совсем немного: не очень смешной стеб или аникс чтобы получить реакцию в виде смеха. Правда, некоторые люди смеются, что называется, “очень заразительно”, а смехом других можно пугать детей J

Еще один условный рефлекс, вызывающий смех,- ощущение усталости дыхательных, лицевых мышц, слезящиеся глаза, не успевшая слететь улыбка и прочие остаточные ощущения от недавнего собственного смеха. Во время комического представления зрители, что называется “разогреваются”, так что можно заметить в конце представления более сильную реакцию, чем в начале.

Еще один условный рефлекс, вызывающий улыбку,- воспоминания о собственном смехе при виде какого-то человека, с которым связано очень много смешного. Известный юморист или артист заранее вызывает улыбку.

Еще один условный рефлекс, стабильно вызывающий улыбку,- вид маленьких детей или маленьких млекопитающих. В их присутствии постоянно работает механизм стеба, который будет рассмотрен позже. Так что вырабатывается условный рефлекс: улыбка уже при виде ребенка.

Ниже мы поговорим о смехе и улыбке в результате радости. Если некий человек, какая-то игра, какое-то занятие или характерный образ постоянно связан с получением удовольствия, то при виде этого человека, при подготовке к этой игре может возникнуть рефлекторная улыбка.

В целом принцип рефлекторного смеха заключается в том, что воспроизведение простых ощущений, которые постоянно (или очень часто) вызывают улыбку и смех, способствует новым улыбкам и смеху.

Рефлексы представляют собой хорошо изученную область биологии. Какая-либо новая модель для рефлексов, похоже, не представляет практической ценности.

С точки зрения задачи создания искусственного интеллекта имитация рефлекторного смеха сводится к распознаванию перечисленных звуковых и зрительных образов (“ребенок”, “пушистый детеныш”, “звук смеха”, “вид смеющегося человека”) и внесению большей или меньшей поправки на то, что последующие ситуации связанные с аниксом или стебом должны вызывать более сильный эффект. Величина поправки непостоянна: ее изменение соответствует имитации более или менее “смешливого” характера. Задачи распознавания зрительных и звуковых образов – сложны, надежно не решены, но прогресс в этой области несомненен. Это – задачи уровня 2. А решение на их основе задачи имитации рефлекторного смешного – уже тривиально.

Вроде бы в данной области копать больше нечего. Но прежде, чем мы оставим и эту тему, надо сделать два важных замечания. Они необходимы, чтобы опровергнуть кажущиеся противоречия с тем, что мы будем говорить дальше.

Первое. Поскольку мы говорим о рефлексах в биологическом понимании, то мы не должны поддаваться искушению и все смешное представлять как условный рефлекс, который дает реакцию на более сложные и абстрактные ситуации. Потому, что рефлексы подразумевают реакцию не на сложные и абстрактные, а на сравнительно конкретные и простые звуковые, зрительные и прочие ощущения. В других же случаях неизбежно включаются дополнительные механизмы логического и образного мышления, которые могут принципиально изменить эффект.

Второе. Мы далее будем говорить о немаловажном эффекте новизны. Казалось бы, механизм, вырабатывающий рефлексы, противоположен идее новизны. Например, почему мы смеемся при взгляде на детей, если для нас в этом нет ничего нового? В этом рассуждении перепутаны причинно-следственные связи. 

Сначала происходит смешное, основанное на эффекте радости, аникса или стеба. Одновременно распознаются разные простые зрительные, звуковые и прочие образы. Возникает основа для рефлекса – одновременность смеха и образов. Позднее эти образы воспроизводятся. Срабатывает рефлекс и вносится поправка: теперь вызвать смех проще. В результате эффекты от радости, аникса или стеба (которые имеют место в это же время или чуть позже) усиливаются. Возникшая вскоре реакция смеха или улыбки закрепляет рефлекс. Для эффектов радости, аникса и стеба новизна важна. Для рефлекторного смешного важно, напротив, повторение, которое закрепляет рефлекс, делает его более надежным и труднопреодолимым.

Вывод: простые образы, звуки и ощущения, лежащие в основе рефлекторного смешного надо стремиться повторить и воспроизвести. Сложные механизмы, лежащие в основе других видов смешного, следует разнообразить. Тем сильнее, чем сложнее механизм. Немного разнообразить – для радости. Сильнее – для стеба. И очень сильно – для аникса.

смотри ранее

Продолжение следует

ИНФОБИЗНЕС в сети